Bestseller

Темная сторона. Маг

Text
From the series: Темная сторона #2
131
Reviews
Read preview
Mark as finished
How to read the book after purchase
Don't have time to read books?
Listen to sample
Темная сторона. Маг
Темная сторона. Маг
− 20%
Get 20% off on e-books and audio books
Buy the set for $ 6,69 $ 5,35
Темная сторона. Маг
Audio
Темная сторона. Маг
Audiobook
Is reading Оля Федорищева
$ 3,87
Details
Темная сторона. Маг
Font:Smaller АаLarger Aa

Глава 1

За прошедшие два года Дарата стала для нас привычным городом, а потому прежнего трепета в душе не вызывала. И все же каждый раз, когда приходилось ехать через всю столицу от портальной станции в Академию Защитников, я находила в ее улочках что-то новое и милое. Как говорили опытные защитники, привечая нас у костров на практике, Дарата благожелательнее всех относится к измененным магам, ведь и корпус, и академия находятся именно здесь. Жители столицы привыкли к нам, и чувствуют себя более защищенными от монстров.

Надеюсь, это так, ведь мне теперь здесь жить.

Я волновалась. Внутри все дрожало от опасений и тревоги. Как нас встретят? Каким будет дальнейшее обучение? Кого назначат куратором? Вопросов было слишком много.

– Эйташ, ты у прорехи меньше тряслась, чем сейчас. Неужели Корпус Защитников для тебя страшнее иномирных тварей? – раздраженно выдала Анжеика.

– Видимо, у тебя во время экзамена было больше свободного времени, чем у меня, раз ты успела оценить мое состояние, – процедила я не менее раздраженно.

Стоило последним словам сорваться с моих губ, захотелось прикусить язык. Я и сама не поняла, как позволила своим страхам превратиться в злость и сорвалась на девушке, которая уже искупила вину за проступок. Стало ужасно стыдно.

Бывшая будущая герцогиня Лангарская, мрачно улыбнувшись, кивнула:

– Один-один… аптекарша.

Она специально, чтобы сделать больнее, напомнила о прозвище, данном мне Эраном. Тогда было обидно, а теперь, когда бывший напарник провалил экзамен и навсегда остался в прошлой жизни, больно. Эран стал мне другом, близким человеком и прощание с ним далось нелегко.

Но усугублять ситуацию я не стала. Лишь поморщилась и попросила:

– Прости.

Ведь я слышала ее разговор с отцом и знала, чем она пожертвовала ради Ивара и других. А я сейчас из-за боязни будущего непозволительно и подленько прошлась по ее незажившей ране.

Анжеика фыркнула и, задрав подбородок, уставилась поверх моей головы. Я же импульсивно решилась на в какой-то степени авантюру. Протянула ей руку и, неуверенно улыбнувшись, предложила:

– Мир и дружба?

Катерина задорно улыбнулась и, положив поверх моей ладони свою, с хитринкой посмотрела на Анжеику. Рядом одобрительно хмыкнули Оллер с Иваром. А вот Нила, привстав с соседней лавки, подалась к нам и присоединила свою ладонь к нашим с Риной. Мы втроем ждали решения Анжеики. Та, смерив нас высокомерным взглядом, выдержала паузу – словно решала, стоит ли ее королевская дружба всяких там. Но все же опустила свою тонкую ладонь поверх наших с торжественным:

– Согласна!

Все в повозке облегченно выдохнули и радостно рассмеялись.

– Милая, ты неподражаема, – качнул головой Ивар, прижав Анжеику к своему боку.

– Не стоит воспринимать мою лояльность к этим девушкам, как готовность к постоянному деревенскому панибратству! – осадила она его, скинув руку.

– Злючка, – укоризненно покачал головой Ивар.

– Вспоминай об этом почаще и держи конечности при себе, – посоветовала Анжеика.

– Это приказ или рекомендация? – склонив голову, уточнил Ивар.

– Воспринимай, как хочешь.

– Тогда пропущу мимо ушей, – кивнул он и снова потянулся к ней…

Под их дальнейшие пикировки мы добрались до портальной станции рядом с Госпиталем Милосердия, знакомым до боли и вызывающем не самые хорошие воспоминания. Чуть дальше на два квартала, за высоким кованым забором и деревьями раскинулось огромное серое здание – Корпус Защитников.

Местные защитники, высокие крепкие парни в знакомых черных плащах, закрывающих головы и фигуры, встретили у проходной наш длинный унылый обоз с потрепанными в недавнем бою кадетами. И скромным багажом, не на много большим, чем был два года назад, по прибытии в академию.

– Курсанты, следуйте за сопровождающими! – зычно, на весь обоз прозвучала команда одного из караульных.

Услышав новое, еще не привычное обращение, мы переглянулись. Затем, на рефлексах, выработанных за два года, растерянная, значительно поредевшая после экзамена толпа недавних кадетов быстро построилась в колонну по двое. И строевым шагом направилась в трехэтажное здание, безликое, серое, без единого украшения на фасадах и окнах.

«Словно тюрьма», – подумала я и передернула плечами, отгоняя нехорошую мысль.

Общий сбор состоялся в просторном зале, где нас распределили на группы и снова стали вызывать на выход, передавая сопровождающим – курсантам второго года обучения.

Нашим оказался Ерт Бешао.

Увидев любимого, Нила ринулась к нему, напоминая при этом миниатюрный таран. Ивар следовал за ней – нес ее вещи, помимо своих.

– Ну что, братцы-кролики, добро пожаловать. На сегодня я ваш сопровождающий, – широко улыбнулся Ерт, счастливо глядя на свою ненаглядную. Нила отвечала взаимностью.

А мы… Мы дружно уставились на своего провожатого, забыв о приличиях. Ерт, некогда красивый брюнет с густой кудрявой шевелюрой, стал абсолютно лысым. Повезло, что череп у Ерта правильной округлой формы и, как это не удивительно, блестящая лысина, исполосованная шрамами от ожогов, добавляла ему брутальности и мужественности. Парень выглядел старше, суровее, опаснее, чем прошлым летом. Еще сильнее раздался в плечах и вытянулся, взгляд карих глаз стал цепким, изучающим. И его открытая белозубая улыбка тоже изменилась: клыки стали более выраженными и выступающими, превратив ее в «зверскую», хищную.

Мы с Риной неосознанно напряглись, прижались друг к другу, а вот Неонила счастливо «облизывала» своего ненаглядного влюбленным взглядом. Еще и в его руку вцепилась так, словно их снова могли разлучить. Ерт продолжал улыбаться, ни капли не теряясь под нашими растерянными взглядами. Обнял Неонилу и прижал к правому боку. Причем так собственнически, по-хозяйски, словно они уже прошли брачный обряд!

– Кто кролик, а кто и волк, – парировал Ивар с предупреждающей ленцой.

На что Оллер лишь усмехнулся.

Выполнив, похоже, обязательный мужской ритуал по установлению иерархии «кто тут самый главный», Ерт повел нас знакомиться с корпусом, рассказывая на ходу:

– В свое время здание принадлежало министерству юстиции. Поэтому помещения здесь были специфического назначения. Подвал полностью закрыт энергетическим контуром для безопасности верхних этажей, а также для защиты от несанкционированных вторжений. Там размещены все производственные и исследовательские лаборатории. Первый этаж полностью отдан собственно корпусу защитников. Здесь круглосуточная рабочая движуха. Тут же расположены сборные пункты боевых и исследовательских групп, координационные, администрация, хозяйственная и делопроизводственная части. Оружейные, артефакторные и прочая, и прочая. – Ерт вел Нилу за руку и ласково поглаживал ее ладошку большим пальцем. – В левом крыле – чуете, даже отсюда чудно пахнет? – общая столовая. Работает круглосуточно. В любое время можно поесть. И кормят отменно!

– Первая приятная новость на сегодня! – одобрительно кивнул Оллер, а мы с Риной, зная про его любовь вкусно поесть и вообще поесть, хихикнули.

Ерт понимающе кивнул, будучи сам не маленьких размеров, и продолжил:

– На втором этаже учебные аудитории, лекционные залы, комнаты для совещаний и собраний. Кабинеты кураторов, а также архив и библиотека. В правом крыле общежитие для курсантов. Весь третий этаж – это общежитие для тех, кто предпочитает проживать при корпусе. В основном там одинокие защитники, преподаватели и другие служащие. Еще временно проживают защитники, которые прибывают в Дарату ненадолго и служат в других королевствах в подразделениях корпуса. Ну или те, кто вымотался до предела на прорывах и не нашел сил или возможности добраться до дома.

Пока мы поднимались на второй этаж, нас с девочками рассматривали все встречавшиеся в коридорах мужчины. Кто-то просто пробегал взглядом как новые лица, а кто-то заинтересованно, как когда-то Блай с Глером, на предмет присвоить. Я нахмурилась. Вспомнила, что напарника у меня больше нет. Значит, я вновь свободная и ничейная. Придется самой отбиваться от ухажеров, уже не парней, а опытных, суровых мужчин…

Ерт привел нас в правое крыло, где по обеим сторонам длинного коридора виднелось множество дверей.

– Время узнать, где будете жить, – сказал он весело.

Мы прошли с полкоридора, пока не остановились у одной из дверей. Ерт обернулся к Анжеике, открыл комнату и объявил:

– Будучи курсантами Корпуса Защитников, пройдя самый важный в жизни экзамен, вы считаетесь взрослыми, самостоятельными личностями. Поэтому каждому курсанту выделяется личная комната. С правой стороны – девушкам, левая – парням. Эта – твоя, Анжеика! – Обернулся к Ивару и жестом указал на противоположную дверь: – А эта – твоя комната. – Снова вернул внимание нам, девушкам. – Следующая принадлежит Катерине, напротив нее – Оллеру. Дальше комната Вероники, затем твоя, Неонила…

– Ой, как хорошо, мы снова соседки! – обрадовалась я. – И у каждой своя комната! Будем ходить в гости и…

– Нила долго не пробудет в этой комнате и, тем более, в одиночестве, – остановил мои восторги Ерт, перевел потяжелевший взгляд на удивленную подругу и пояснил: – Как только я утрясу все формальности, заберу тебя к себе.

– А так разве можно? Чтобы вместе? – встрепенулась Рина, бросив короткий, но очень проницательный взгляд на Оллера.

– Вам решать, – ответил Ерт, снисходительно и понимающе улыбнувшись Рине.

Ох и непростого парня себе Нила выбрала. Или это экзамен и мутация его изменили? Но у нас, кажется, перемены так и не наступили.

Очередные вопросы без ответов заставили меня немного загрустить.

Забрав у Оллера свой саквояж, который он помогал нести, я шагнула за порог моего нового жилища и оглядела просторную комнату с высоким окном напротив двери. Кровать, рассчитанная на большого мужчину, очень порадовала: мне на такой хоть вдоль хоть поперек спать можно и уже застелена белоснежным бельем с пышными подушками и одеялом. В углу шкаф, есть стол и комод, и ванная комнатка, как в академии. После казармы – невероятная роскошь!

 

Положив вещи в шкаф, я опробовала ванную и рванула в гости к соседкам. Обсудить хотелось очень много.

В этот момент мимо моей двери шла за своим сопровождающим еще одна группа: Ола с Кайлом, Меллор с Дилапией, Чонис с Рваном. Мы обменялись с девочками улыбками, и я поторопилась к вышедшему из комнаты Нилы Ерту. Сама она с припухшими губами маячила за его плечом, сияя горящими счастьем глазами. А рядом, скрестив руки на груди и опираясь плечом о стену, Ивар хмуро следил за Анжеикой. Та как раз показалась из своей комнаты и, судя по ее кривившимся губам, была крайне недовольна новыми условиями проживания.

Надеялась на более роскошные покои? Что ж, не судьба…

Решив не заострять внимание на Анжеике, я перевела взгляд на Ерта и уточнила:

– Скажи, а далеко ты заберешь Нилу? Ну, когда утрясешь свои формальности.

– На семь дверей дальше по левой стороне. Так что все равно рядом будете, – улыбнулся Ерт.

Ну что же, порадовал. Тем не менее, наша собравшаяся группа неожиданно натолкнула на грустную мысль: все парами, даже Ивар с Анжеикой, а я одна-одинешенька.

– Пойдемте, сейчас у вас вводная лекция. И опаздывать очень не рекомендуется, – поторопил нас Ерт и с нескрываемым уважением добавил: – Ее будет вести его превосходительство генерал Каршин.

– Глава корпуса защитников? – неожиданно встрепенулась Анжеика.

– Да. По совместительству он еще и бургомистр города защитников, – улыбнулся, блеснув белыми клыками, Ерт.

– Почти местный король, – с иронией отозвался Ивар, чуть наклонив голову к плечу и изучая свою ненаглядную таким взглядом, что я бы на ее месте испугалась.

– С учетом статуса Корпуса Защитников в нашем мире, так и есть, – кивнул Ерт, в свою очередь с интересом разглядывая Ивара с Анжеикой. Про их непростые отношения он, похоже, помнил еще с прошлого года.

Из-за протяженности здания пришлось поспешить, чтобы добраться до нужной аудитории вовремя. Она находилась на этом же этаже, но в противоположном крыле и была огромной, с привычным нам расположением парт в виде лестницы.

Как ни удивительно, мы пришли одними из первых и потому заняли первый ряд, сев по центру. Честно говоря, я бы с удовольствием села подальше, но Анжеика вынудила нас сесть прямо напротив командующего корпусом. И с непроницаемым видом заявила:

– Так будет лучше видно и слышно.

– Угу. Тебя, – усмехнулся Ивар, но прошел вслед за ней.

В течение следующих минут аудитория стремительно заполнилась, прозвучал негромкий сигнал, и мы осознали, что это одно из нововведений в нашей взрослой жизни. Трубить, напоминая нерадивым «опоздунам» о начале занятий, видимо, больше не будут.

Вместе с сигналом вошли сразу несколько преподавателей. Первым был высокий, крупный шатен с яркими желто-карими глазами, орлиным носом и квадратным выступающим подбородком. В черной форме защитников, с такой же черной нашивкой на груди, помимо нее на его плечах золотились эполеты, на рукавах пестрел десяток разноцветных наградных шевронов. Определить его возраст, как и в случае с ректором Цвиком, с первого взгляда я не смогла. Зрелый, симпатичный мужчина, знающий себе цену и абсолютно уверенный в своих возможностях и способности сделать все. Даже мелькнула мысль, что в будущем Ивар может стать таким же. У него тоже все задатки вырасти в очень сильного ответственного командира.

Мелькнула и пропала, потому что следом за преподавателями в аудиторию на коротких лапках примчалось странное существо: с сильно вытянутым телом нежно-сиреневого цвета, с фиолетовым хохолком на макушке и кисточкой на длинном тонком хвосте, похожем на крысиный. Эта невиданная зверюшка ловко обогнула всех преподавателей и, взвизгнув, мгновенно забралась вверх по генеральским штанам к нему на руки. Сказать, что мы опешили, – это ничего не сказать!

– Чуви, я же попросил подождать в кабинете, – с неожиданной нежностью попенял он этой нахалке, с огромной натяжкой напоминающей страшненькую собачку.

Но опускать на пол или прогонять не стал, а совершенно привычно устроил ее удобнее на сгибе локтя и начал поглаживать фиолетовый жиденький хохолок на острой макушке.

Интересно, Чуви – это коротко и ласково от «чувырла»? Уверена, не только я, раскрыв рот, таращилась на эту странную собачку с мордой-треугольником, с необычно круглыми глазищами с тонким серпом зрачка.

– Ну-ну, не смотрите на Чуви недобро, – обаятельно улыбнулся генерал, ярко полыхнув желто-карими глазами. – Скажем так, она нечаянно попала под воздействие прорыва, вот и стала такой… экзотически привлекательной собакой. С тонкой душевной организацией, поэтому плохо переносит одиночество.

Пока мы переваривали информацию о том, как может повлиять воздействие прорыва на живое существо, вперед вышел уже знакомый нам лерр – Макс Чешер собственной персоной.

– Курсанты, встать! Перед вами его превосходительство, генерал Тяньшен Каршин, – громко объявил он.

Позади него стояла Регина, как обычно, отстраненная и словно ледяная, хотя мне было прекрасно известно, насколько доброй и мягкой она могла быть. Я быстро отвела взгляд, не позволив себе встретиться с ее. Внутри все еще тлела обида за лерра Лерио.

Единственное, на что обратила внимание: оба наших прежних наставника тоже пришли в парадной форме, черной и темно-серой. Их рукава так же сияли радугой разноцветных шевронов, что говорило о многочисленных заслугах.

Ближе к окну прошли еще трое преподавателей, незнакомых. Они с интересом изучали наши изумленные после встречи с собачкой лица. При этом у меня закралась мысль, что, вполне возможно, генерал специально провернул явление сиреневого чудика, чтобы дезориентировать нас, отвлечь и позволить старшим разглядеть своих курсантов подробнее.

Назвав фамилии наставников, Чешер разрешил нам всем сесть, сделал шаг назад и предоставил слово генералу.

– Итак, начнем! – его превосходительство Тяньшен Каршин моментально посерьезнел, вновь превратившись в сурового командира. – В первую очередь от имени корпуса хочу поздравить вас с успешной сдачей экзамена. А еще поблагодарить за проявленные смелость и мужество; за то, что отказались от многого, но не поступились честью и достоинством, не бросили своих товарищей, до последнего стояли плечом к плечу на защите Аарона!

При этом он смотрел прямо на Анжеику, бледную с горящими глазами. И мне вдруг стало очевидным: для него не секрет, что отец Анжеики требовал от нее провалить экзамен!

Чуви странно рыкнула, чуть разрядив гнетущую атмосферу, возникшую после слов генерала. И он продолжил:

– Теперь я вас порадую. Весь сентябрь занятия будут проходить в самом корпусе. Наставники помогут вам привыкнуть к новой жизни. За зданием есть парк для прогулок, имеются специализированные тренировочные площадки, где вы продолжите обязательные ежедневные тренировки по физической подготовке и боевым навыкам. Но будут и небольшие отступления, развлечения и отдых. Прямо на территории Дараты, грубо говоря, заняв часть ее, неподалеку от корпуса нашими усилиями построен маленький городок защитников. Доступ туда имеется только у своих. Там проживают наши семьи и многие из ваших кураторов. Есть лавки, развлекательные заведения, на площади проводятся праздники. Там же после завершения обучения вы получите собственные дома! И я, глава корпуса, занимаю там должность бургомистра. С сегодняшнего дня у вас будут два выходных в месяц с правом отлучаться в город. Хочу сразу предупредить: жители Дараты уже давно привыкли к нам, измененным магам, но для курсантов корпуса введен запрет на выход в город в одиночку. Только парами, либо в сопровождении кураторов. Всем ясно?

– Так точно! – радостно гаркнули мы.

Еще бы, два выходных в месяц – это же сказка!

– Вопросы по этому моменту есть? – с непонятной хитринкой уточнил генерал. И судя по ухмылке, курсанты его ожидания оправдали.

– А когда с нас печати целибата снимут? – почти с отчаянием вопросил парень с первого ряда.

Наставники попытались скрыть улыбки, но получилось плохо. Кивнув, генерал чуть помолчал, а потом прибил нас новостью к стульям:

– Уже! Темная энергия в момент разрывов уничтожает все печати и запреты. Так что, пройдя экзамен, вы стали в буквальном смысле взрослыми. Теперь ваша личная жизнь только в ваших руках. Но, – поднял длинный, когтистый палец свободной руки генерал и кивнул в сторону наставников у окна, – в конце этой лекции каждый из мужчин защитников обязан подойти к нашему многоуважаемому целителю лерру Бриту и принять очень полезную настойку. Она поможет завершить вам два последующих года обучения не обремененными незапланированными наследниками.

– А почему только мужчинам? – удивилась одна из девушек.

– Каждый защитник Аарона приучен защищать не только наш мир, но и во всем проявлять заботу о наших драгоценных плетельщицах, – без тени иронии ответил генерал и добавил весомо: – Защищать во всем.

Ага, значит травить зельями парней можно, а вот девушек ни-ни. Мне это по душе.

– С хорошими новостями мы закончили. Перейдем к важным. Уверен, ни для кого не прошло незамеченным, насколько поредели ваши ряды, – хмуро проговорил генерал. – Ваш набор составлял сто три кадета. После экзамена вас осталось шестьдесят девять. К моему прискорбию, четверо кадетов вашего набора во время прохождения экзамена погибли. Причем, лишь один из них – в результате столкновения с монстром, а трое других – от рук своих же товарищей. Тех, кто не справился с воздействием и потерял рассудок. Но, вопреки приказу, их пытались остановить, образумить… Два года мы неустанно учили вас следовать приказам, быть предельно внимательными, осторожными и ответственными. Следовать долгу, а не эмоциям. К сожалению, трагические ошибки порой случаются… Несмотря на то, что основную нагрузку на экзаменах несли ваши старшие товарищи – опытные защитники и назначенные кураторы.

– Рингольд… – с ненавистью прошипел парень из той группы, которая билась тогда вместе с нами.

Я невольно передернула плечами, вспомнив тот кошмар: самого Рингольда в пасти твари и двух его друзей, которых он сам перед этим смертельно ранил.

– Было сто три, теперь вас всего шестьдесят девять. А тридцать кадетов отныне являются магами Корпуса Последних, – стальным голосом подсчитал генерал.

И я с горечью вспомнила, о чем говорил ректор Цвик: Аарон огромный, а защитников с каждым годом все меньше. Пополнять наши ряды становится тяжелее, а значит, на плечи уже обученных падает более весомая нагрузка. Со всего мира в наш поток собрали лишь сто магов, из которых только семьдесят смогли встать на его защиту. Как же мы вновь стали беспечны!

– Поэтому вновь и вновь напоминаю, приказываю вам быть внимательными и ответственными. Ведь каждый из вас для корпуса, для мира ценнее золота! – внезапно рыкнул генерал, тем самым заставив нас всех вздрогнуть, запомнить его слова.

– Так точно! – гаркнули мы.

Я нечаянно встретилась взглядом с грустными глазами Регины. Она стояла вплотную к Чешеру, казалось, словно их связывают невидимые нити, рука касается руки, а ее голова будто клонится к его плечу. Он что-то шепнул ей на ухо, тоже наклонившись, оба двигались с такой нечеловеческой пластичностью, были столь синхронны, что я засмотрелась на них и вдруг подумала, что они со схожей трансформацией. Мне уже случалось наблюдать, как Регина отращивала багровый змеиный хвост. И Макс умел это же…

Генерал, словно прочитав мои мысли, поинтересовался:

– Полагаю, всех вас волнует мутация, о которой предупреждают еще на первом курсе в академии?

Шепотки в аудитории стихли, повисла тишина, без слов подтвердившая: еще как интересует абсолютно всех!

– Так вот, процесс мутации уже запущен, – шокировал нас генерал. И добавил, словно добил: – Ваша первичная инициация темной стороной Аарона произошла.

– У всех? – неуверенно уточнили с задних рядов.

Я напряглась, потому что не чувствовала в себе ровным счетом никаких изменений. Возможно, их удалось избежать?

Ивар поднял руку и спросил:

– Ваше превосходительство, у тех, кто отправился в Корпус Последних, тоже была мутация?

Аудитория погрузилась в мертвую тишину.

Генерал смерил нашего теневика заинтересованным взглядом, кивнул каким-то своим мыслям и заметил:

– Хороший вопрос про тех, кто не прошел экзамен. Закономерности и различия инициации и последующих мутаций были выявлены лишь со временем. Поэтому и созданы два корпуса с различным подходом в подготовке. Поэтому вы проходите столь опасный и важный экзамен всего после двух лет обучения, несмотря на великую нужду в пополнении. Те, кто не смог выдержать энергетический шквал разрывов, отключился или сбежал, меняются незначительно. Они получат более длительный срок жизни, кое-какие индивидуальные особенности, но не ярко выраженные. А мы… Магия внутри нас – это энергия. Наши физические тела – это тоже энергия, просто иного толка. Когда маг в отключке или, потеряв рассудок, бежит в безумной горячке, взаимосвязь двух энергий, тела и магического резерва, нарушена. Соответственно воздействие темной стороны лишь частичное, незначительное. А вот те кадеты, кто выдержал ментальное воздействие, кто сконцентрировал все свои силы и резервы, кто подчинил магию и тело разуму, меняются кардинально. Это касается вас всех. Каждого. Вы успешно прошли экзамен и первичную инициацию, значительно расширили свои возможности. Физические и магически. И если сейчас ничего не ощущаете, нужно немного подождать. В вас откроются новые способности. И ваш разум тоже, пусть немного, но изменится.

 

Анжеика бросила взгляд на бледную до синевы Олу и тихо высказалась:

– Печальная перспектива – превратится в вечно блеющую овцу…

В тишине ее услышали все. Позади нас хихикнула Миа, Кайл потемнел от ярости, сама Ола выглядела расстроенной, но молчала. Генерал смерил нашу королевну изучающим взглядом, а та вернула ему лукавую улыбку, флиртуя и не скрывая этого.

– Есть еще одна особенность, – зловещим тоном сообщил генерал. – Особенность, которая проявляется только при прохождении первичной инициации. И касается она тех, кто работает в парах.

Он замолчал, обвел аудиторию тяжелым взглядом и продолжил:

– Особенность, о которой я расскажу, случается при первом воздействии прорех на только формирующиеся магические резервы. Два предыдущих года вы искали себе партнеров. У кого-то это получилось, кто-то еще в поиске. Именно те маги, которым уже удалось найти друг друга и создать крепкий союз, получат ту самую особенность. Связанные глубокими искренними чувствами… Кхм, попросту говоря, если в вашей паре действительно есть любовь, то, пройдя вместе первичную инициацию во время экзамена, вы обрели схожую трансформацию. И вскоре она проявится. Вот так необычно влияет энергия на пары влюбленных, связанных между собой, магов.

– То есть… – начала было Миа.

Генерал, сверкнув желтыми глазищами, кивнул и повторил:

– Если вы, мои дорогие курсанты, проходили экзамен вместе с любимыми, бок о бок дрались с монстрами, то вероятность схожей мутации в ваших парах невероятно высокая. А если еще и энергией делились в бою, можно сказать, стопроцентная! Вопросы?

– То есть, если у Оллера магические щупальца, то и у меня будут? – забывшись, воскликнула Рина.

Анжеика раздраженно закатила глаза, но я-то заметила ее нервный короткий взгляд в сторону Ивара.

– Верно. Лерра Катерина Стретчет, если не ошибаюсь? – улыбнулся генерал.

– Да, – тихо ответила подруга.

А я удивленно переглянулась с Нилой. Надо же, имя и фамилию нашей Ринки знает глава целого корпуса! Как недавно заметил Ивар, почти король.

– У нас не так много плетельщиц, которые столь многое сделали ради увеличения личной категории, чтобы быть в парах, – с почтением напомнил его превосходительство.

Катерина покраснела от смущения. Мне и Оле тоже достались заинтересованные взгляды генерала. А я… Мой взгляд невольно скользнул в сторону Макса Чешера и Регины Ярс. Они в этот момент смотрели друг на друга. Ее багровые блестящие волосы, забранные в роскошный длинный хвост, касались его плеча, пальцы с красными ногтями-когтями лежали на его руке. А глаза Макса золотились чешуйками на солнце. Они так похожи и так…

– Что с тобой? – обеспокоенно шепнула Рина, когда я выдохнула с мучительным стоном.

– Курсантка Эйташ, с вами все хорошо? – тут же спросил и генерал.

– Да-да, простите, лерр Каршин… – тут мне захотелось еще и лбом стукнуться о парту, пришлось поправиться, – ваше превосходительство…

А сама мысленно молилась, чтобы про меня все забыли и сменили тему как можно скорее. Потому что я, дурища, наконец-то поняла: Регина и Макс – пара! Причем, судя по словам генерала, уже давно. С момента первого экзамена…

Боги, как же стыдно перед Региной за недостойные мысли. За утренний осуждающий взгляд из-за ее якобы флирта с Чешером. И ведь все по глупости и поспешных выводов. Нет, от любви к лерру Грею Лерио! Мое наваждение затмило разум. С чего я взяла, что в их тройке именно он пара Регины? Ведь вдвоем они всегда вели себя по-дружески, как мы с Иваром, как напарники, а не влюбленные. Так же, как мы с Эраном когда-то. И даже представляя ее, он ни разу за два года не назвал ее своей парой! Ни разу! Только напарницей. А я… Я – трижды дура!

Как же теперь в глаза Регине смотреть?

Следом возникла новая, еще более пугающая мысль, изгнавшая остальные: ведь мы с Греем вместе были у прорехи. Вместе! Влюбленная по самую маковку я и мой крылатый кошмар… И Грей Лерио делился со мной своей энергией… Боги, как же так? И возможна ли похожая мутация, если в паре лишь один испытывает чувства? Об этом можно спросить?

Я прикусила губу, зажмурилась. Если моя любовь к Лерио отразится на изменениях в теле, то однажды, очень скоро, у меня тоже появятся крылья!

– Лерра Эйташ, вы уверены, что с вами все в порядке? – повторил вопрос генерал.

И я уставилась на него, понимая, что, должно быть, похожу сейчас на одну из тех, кто потерял разум во время экзамена.

– Да, ваше превосходительство, уверена, – просипела я.

Генерал прищурился, медленно кивнул и поддал еще страху:

– В ближайшее время у всех вас пройдет первая трансформация. У всех, без исключений! Появятся изменения не только в теле. Могут проявиться новые способности. Следите за собой и за друзьями, прислушивайтесь к личным ощущениям. Единственное: у плетельщиц возможна задержка, но на пару дней, не более. В случае возникновения проблем, без сомнений обращайтесь за советом или помощью к вашим кураторам или сразу же к целителям. Всем ясно?

– Так точно! – гаркнули мы глухо.

Яснее ясного: страшно всем!

– По дальнейшему обучению вам обо всем завтра расскажут кураторы групп. Вас уже распределили. Номер кабинета, где пройдет встреча с куратором, найдете в информационных листах, которые вам раздали встречавшие сопровождающие. Все получили?

– Так точно!

– И напоследок еще немного приятного! – улыбнулся генерал. – День Святого Астера принято отмечать и в корпусе. Но немного иначе, чем в академии. Мы проводим бал-маскарад! Так что готовьтесь. Первое октября совсем скоро! Все свободны!

Кроме лерра Брита, наставники сразу ушли. Макс с Региной ненадолго задержались, глядя на меня, но мне было настолько неловко и стыдно, что я сделала вид, будто у нас с Иваром важный разговор. А сама выразительно смотрела на него и показывала глазами, чтобы не выдал. Ивар привычно содействовал, только хмыкал снисходительно и понимающе.

Мы с девочками дождались, когда парни примут «весьма полезную» микстуру от незапланированных наследников и отправились на ужин.

Шли молча, каждый думая о своем. Я боялась своей мутации, а девчонки… Ринка шла, бросая на Оллера задумчивые взгляды и полыхая щеками, словно ей очень душно и жарко. Да и Нила от нее не отставала. Вцепившись в ладонь Ерта, моя напарница чуть не плыла, горделиво и свысока поглядывая на проходивших мимо. Нилин защитник смотрел на нее таким голодным взглядом, что становилось страшно: вдруг в нем какая-то необычная особенность проявилась? Плотоядная…

Впереди кто-то задержал генерала, и Анжеика этим воспользовалась. Резко ускорила шаг, догнала – и ловко перехватила его превосходительство за локоть. Пока я шокировано шла мимо них, она приникла к генеральскому предплечью грудью и мягким, грудным, мурлыкающим голоском спросила:

– Ваше превосходительство, а чего ожидать тем, кто совершенно свободен в своих предпочтениях и чувствах? Какая их ждет трансформация? И к кому бежать за советом и помощью?

Мы с Риной даже рот приоткрыли: у Анжеики было чему поучиться! За мгновение из стервы превратиться в ласковую мурчащую кошечку – надо иметь талант! Но ответить генерал не успел. Из-за угла вылетела сиреневая псина и, заметив хозяина с повисшей на нем Анжеикой, с громким необычным визгом побежала к ним! Подскочила, юркнула к «кошечке» и, задрав лапу, бесцеремонно пометила ее штаны!