Краткое изложение книги «Радикальное Прощение. Духовная технология для исцеления взаимоотношений, избавления от гнева и чувства вины, нахождения взаимопонимания в любой ситуации»

Text
Read preview
Mark as finished
How to read the book after purchase
Don't have time to read books?
Listen to sample
Краткое изложение книги «Радикальное Прощение. Духовная технология для исцеления взаимоотношений, избавления от гнева и чувства вины, нахождения взаимопонимания в любой ситуации»
Краткое изложение книги «Радикальное Прощение. Духовная технология для исцеления взаимоотношений, избавления от гнева и чувства вины, нахождения взаимопонимания в любой ситуации»
− 20%
Get 20% off on e-books and audio books
Buy the set for $ 6,25 $ 5
Краткое изложение книги «Радикальное Прощение. Духовная технология для исцеления взаимоотношений, избавления от гнева и чувства вины, нахождения взаимопонимания в любой ситуации»
Audio
Краткое изложение книги «Радикальное Прощение. Духовная технология для исцеления взаимоотношений, избавления от гнева и чувства вины, нахождения взаимопонимания в любой ситуации»
Audiobook
Is reading Геннадий Форощук
$ 3,51
Details
Краткое изложение книги «Радикальное Прощение. Духовная технология для исцеления взаимоотношений, избавления от гнева и чувства вины, нахождения взаимопонимания в любой ситуации»
Font:Smaller АаLarger Aa

Введение

Колин Типпинг начинает с утверждения, что нас повсюду окружают жертвы. Так или иначе каждый из нас испытал какие-то драматические и травмирующие события, которые закрепили в нашем сознании архетип жертвы. Чтобы освободиться от него, нам необходимо заменить его чем-то радикально иным. Тем, что поможет освободиться от иллюзий и взглянуть на мир со стороны, выбраться из клетки собственной драмы и постигнуть истину. Нам нужно научиться Радикальному Прощению.

Но чтобы освоить его, нам придется в полной мере испытать архетип жертвы на себе. Ведь как можно пытаться преобразить то, с чем мы ни разу не сталкивались?

Типпинг считает, что архетип жертвы настолько укоренился в нашем сознании с древних времен, что мы не усвоили урок истинного прощения, преподанный Иисусом, – жертв среди нас нет. Более того, мы превратили Иисуса в наивысшую жертву. Истинное прощение, по мнению автора, подразумевает полный отказ от сознания жертвы.

Главная цель этой книги – провести четкое разграничение между прощением, которое утверждает архетип жертвы, и Радикальным Прощением, которое освобождает нас от этого архетипа.

Глава 1. История Джилл

Колин Типпинг начинает книгу с истории своей сестры. Он дает читателю представление о том, как Радикальное Прощение спасло ее брак и в корне изменило жизнь. Автор пишет, что подобный метод в корне отличается от традиционной психотерапии и психологических консультаций по проблемам взаимоотношений. Вот пересказ истории Джилл:

Однажды Колина навестили его сестра Джилл и брат Джон. С первого взгляда на сестру Колин понял, что с ней что-то приключилось. Так и было: Джилл рассказала, что у нее проблемы с ее супругом Джефом, и они, вероятно, разведутся. Дело в том, что в последнее время они с мужем почти перестали разговаривать: Джеф отвернулся от жены и винит ее в случившемся.

Джилл с Джефом жили вместе шесть лет, оба состояли в браке прежде. У Джефа от прежней жены было трое детей, у Джилл – четверо. Вот как Джилл описала брату ситуацию:

– Ты помнишь старшую дочь Джефа, Лорен? Ее муж год назад погиб в автокатастрофе. С тех пор у нее с Джефом сложились очень странные взаимоотношения. Он часами шепчется с ней по телефону, называет ее «любовь моя» и говорит всякие ласковые слова. Можно подумать, что она ему любовница, а не дочь. И когда она приходит к нам домой, они усаживаются рядышком в укромном уголке, куда нет доступа никому, особенно мне, и ведут свои долгие приглушенные беседы. У меня больше нет сил терпеть. Мне кажется, что она стала центром его жизни, а для меня там места нет. Я чувствую себя совершенно покинутой и ненужной.

Уже в тот момент у Колина начала складываться картина того, что происходит между Джилл и Джефом с точки зрения Радикального Прощения. Но сестра была слишком поглощена своей драмой и могла не понять, поэтому он решил отложить эту часть разговора. И все-таки, когда Джилл в очередной раз начала пересказывать свою историю, Колин наконец решил вмешаться и нерешительно спросил:

– Джилл, не хочешь ли ты взглянуть на эту ситуацию с другой стороны? Сможешь ли ты быть достаточно открытой, чтобы выслушать иную интерпретацию происходящего?

Она посмотрела озадаченно, словно спрашивая: «Какая уж тут может быть другая интерпретация? Все ясно как божий день». Однако в прошлом Колин уже помогал Джилл решить некоторые проблемы во взаимоотношениях, и у нее были основания ему верить. Поэтому она согласилась.

– То, что я скажу, может показаться тебе странным, но постарайся не спорить, пока я не закончу. Просто оставайся открытой и подумай, имеют ли мои слова для тебя хоть какой-то смысл. То, что ты рассказала, конечно, правда, – как видишь ее ты. Я ничуть не сомневаюсь, что все происходит именно так, как ты говоришь. Кроме того, Джон был свидетелем этой ситуации и может подтвердить твои слова. Правда, Джон? – осведомился Колин, обернувшись к брату.

Джон согласно кивнул. Колин продолжил:

– Я не ставлю под сомнение твои слова и не пытаюсь преуменьшить значение происходящего. Однако позволь мне указать, что, возможно, за твоей ситуацией скрывается что-то еще. Между тобой и Джефом действительно развернулась жизненная драма, но что, если за этой драмой скрывается некое духовное событие? Что, если в этой ситуации вы можете увидеть возможность для исцеления и роста? Ведь тогда произошедшее можно было бы истолковать совсем иначе, правда?

И Джон, и Джилл смотрели на Колина так, словно он говорил на иностранном языке. Он решил отступить от теоретических объяснений и обратился непосредственно к случаю сестры.

– Вспомни последние месяца три, Джилл. Что ты чаще всего чувствовала, когда видела, с какой любовью Джефри общается со своей дочерью Лорен?

– Большей частью злость! – ответила Джилл и, подумав, добавила: – Разочарование! И печаль. Я чувствую себя одинокой и нелюбимой. Было бы не так тяжело, если бы я думала, что он вообще не умеет любить, однако он умеет и любит, – но только ее!

Яростно и страстно выплюнув последние слова, Джилл впервые после своего приезда разрыдалась. Прошло не меньше десяти минут, прежде чем сестра успокоилась и снова смогла говорить. Тогда Колин спросил:

– Джилл, вспомни, не испытывала ли ты те же чувства, когда была маленькой?

– Да, – ответила сестра без колебаний. – Папа тоже меня не любил! Я думала, что он не способен любить никого! А потом, Колин, я увидела, как он относится к твоей дочери. Ее-то папа любил. Так почему же он не любил меня, черт побери?! – прокричав эти слова, она ударила кулаком по столу и снова разрыдалась. Джилл имела в виду старшую дочь Колина, Лорен. По случайности или, скорее, по закону синхронистичности она носит то же имя, что и старшая дочь Джефа.

Поплакав, Джилл почувствовала себя намного лучше. Слезы принесли ей облегчение и, возможно, что-то перевернули в ее душе.

– Расскажи мне, что произошло между моей дочерью, Лорен, и отцом, – попросил Колин.

Джилл взяла себя в руки и заговорила:

– Видишь ли, я всегда очень хотела, чтобы отец любил меня, но чувствовала, что он ко мне равнодушен. Мне казалось, что со мной что-то не так. Когда я стала старше, мама сказала, что папа вообще никого не способен любить, даже ее. Тогда я с этим примирилась. Я объяснила себе, что, если он вообще никого не любит, значит, я не виновата в том, что он равнодушен ко мне. Он не был плохим отцом, просто не умел любить. Мне было жаль его.

Мне вспоминается один день у тебя дома. Я увидела, как твоя маленькая Лорен берет папу за руку и ведет его посмотреть на цветы в саду. Она просто очаровала его. Когда они вернулись в дом, папа посадил Лорен на колени, играл с ней и смеялся. Я пришла в отчаяние: «Если он способен любить Лорен, почему не способен любить меня?» – последние слова Джилл произнесла шепотом, и из глаз ее потекли слезы боли и печали, которые она держала в себе все эти годы.

Взглянув на историю Джилл с точки зрения Радикального Прощения, Колин заметил, что своим на первый взгляд странным поведением Джеф подсознательно пытался помочь жене исцелить ее неразрешенную боль. Если Джилл сумеет увидеть совершенство в действиях мужа, ей удастся исцелиться от этой боли, – и поведение Джефа почти наверняка изменится.

Чуть позже в тот день Джилл спросила:

– Колин, тебе не кажется странным, что дочь Джефа зовут так же, как и твою дочь? Подумай: обе блондинки, и обе первенцы. Вот ведь странное совпадение!

– Это ключ к пониманию всей ситуации, – ответил Колин. – Сама подумай, какие еще параллели ты видишь между тем эпизодом, когда папа играл с Лорен, и своей нынешней историей?

– Обеих девочек одинаково зовут, и обе легко получают то, чего я не могу добиться от мужчин. Твоя Лорен сумела добиться от папы любви, которой так не хватало мне. И дочь Джефа, Лорен, тоже получает от своего отца любовь, – но за мой счет. О Господи! – воскликнула Джилл. Теперь она начала понимать. – Но почему? – спросила она тревожно.

Колин ответил:

– Это прекрасная иллюстрация того, что за любой жизненной драмой скрывается незримая реальность. Поняв, как это все происходит, ты почувствуешь уверенность и умиротворенность, осознаешь, насколько заботлив к нам Бог (или Вселенная, или как ты предпочтешь назвать Это), независимо от того, насколько тягостной кажется ситуация.

С духовной точки зрения ощущение дискомфорта в любой ситуации служит нам сигналом, что мы не в ладу с духовным законом и нам дана возможность исцелить душевные травмы. Однако мы нечасто смотрим на вещи таким образом и предпочитаем винить во всем окружающих. Это мешает нам извлечь из ситуации урок и исцелиться. Тем самым мы создаем вокруг себя еще больше дискомфорта, до тех пор, пока обстоятельства буквально не заставят нас задаться вопросом: «Что же все-таки происходит?»

В твоем случае, нужно исцелить боль, вызванную тем, что отец никогда не проявлял свою любовь к тебе. Эта боль уже просыпалась много раз в различных ситуациях, но, поскольку ты никогда не замечала возможности исцеления, все оставалось по-прежнему. Поэтому каждая новая возможность увидеть свою проблему и избавиться от нее – это дар!

Давай-ка я объясню, что произошло. Когда ты была маленькой, тебе казалось, будто папа тебя не любит и не заботится о тебе. Поскольку ты не получала этой любви, то решила, будто с тобой что-то не в порядке. Ты стала всерьез полагать, будто не достойна любви и изначально недостаточно хороша. Это убеждение глубоко засело в подсознании и стало регулировать взаимоотношения с людьми.

Позже, узнав, что отец от природы не очень душевный человек и, вероятно, вообще не способен никого любить, ты в некоторой степени реабилитировала себя и частично исцелилась. Но затем произошло ошеломительное событие, которое вернуло тебя в исходную точку. Увидев, как нежен папа к моей дочери Лорен, ты вновь утвердилась в своих изначальных убеждениях. Ты сказала себе: «Оказывается, отец способен любить, но только не меня. Очевидно, причина во мне. Я недостаточно хороша для папы и никогда не буду достаточно хороша ни для одного мужчины». С этого момента ты постоянно создавала в своей жизни ситуации, подтверждающие, что ты недостаточно хороша.