НЕодиночество в Сети

Text
4
Reviews
Read preview
Mark as finished
How to read the book after purchase
Font:Smaller АаLarger Aa

© Степанов В., Степанцева К., Луговая С., Цветковская Д., Мун Л., Фадеева М., Прасолова Д., Кальби И., Зайцева Д., Михайлова М., текст, 2022

© ООО «ЛитРес», 2022

* * *

Вадим Степанов
Верните кота

Подъезд четырехэтажного дома был оборудован лифтом, которым Виктор никогда не пользовался. Он предпочитал подниматься на свой верхний этаж пешком, чтобы размять затекшие в автомобиле ноги, а заодно и переключиться с рабочего режима на домашний. Чистые ступени лестницы, цветы на подоконниках и спокойный цвет стен успокаивали его, погружая в состояние «вернулся домой».

– Это что еще за чучело? – удивился Виктор, обнаружив у двери своей квартиры грязного кота. – Брысь! – интеллигентно, не повышая голос, чтоб не насолить соседям, приказал он коту.

– Мяю! – возмущенно ответило животное, не собираясь подчиняться приказу.

– Тихо ты, – шикнул на кота Виктор и опасливо покосился на противоположную дверь.

В их подъезде на этаже могли существовать только две квартиры, в каждой из которых жило как минимум по одному депутату или их родственнику. Снова ругаться с тещей председателя городской думы Виктор не хотел. С учетом того, что в прошлый раз старушка уже обещала «наложить санкции» на соседа за пыльный коврик у двери. За кота на этом коврике она вполне могла пригрозить и авианосцами.

Не прибегая больше к вербальным приемам, Виктор решил применить первобытный способ решения проблемы и легонько подтолкнул кота носком ботинка в сторону лестницы. Но усатый гость не поддался. За свои три месяца жизни он уже успел вкусить радости пребывания с человеком – маленькой девочкой, накормившей сосисками, – и не собирался так просто сдаваться. Вместо того чтобы благородно обидеться на такое пренебрежение своей персоной и уйти, он приник к подталкивающему его ботинку всей страстью и нежностью, на какую его толкали голод и лютый минус на улице.

– Да что ты будешь делать! – шепотом вознегодовал Виктор.

В этом момент за соседской дверью послышалось шорканье, явно свидетельствующее о скором прибытии красноволосой блюстительницы порядка, и стало понятно, что с котом надо быстро что-то решать.

– Вот сдался ты мне, – проворчал Виктор и быстро открыл дверь своей квартиры.

Пушистый гость немедленно сообразил, что надо делать, и без сомнений сиганул в открывшийся проем. Закрыв дверь и посмотрев в глазок, мужчина убедился, что сумел избежать неприятной встречи, и решил было уже выставить непрошенного гостя обратно на лестничную площадку, но умный кот обо всем догадался, поэтому стремительно забежал в комнату и вероломно спрятался под кроватью.

Подумав, что нарушитель спокойствия своим напором заслужил полчаса погреться в уютном доме, Виктор решил заняться ловлей кота после того, как снимет уличную одежду, помоет руки, и разогреет ужин. С дороги меньше всего ему хотелось активных упражнений с уличным домашним животным. Да, его работа не предполагала поездок, он же босс и мог решать все дела дистанционно, но он взял себе за правило хотя бы два раза в месяц объезжать все «точки» и лично проверять, как идут дела. Этот метод показывал свою эффективность. Более того, иногда позволял решать мелкие проблемы «на лету», не давая им возможность разрастись в крупные. И не то чтобы Виктор любил все контролировать, но считал, что личное участие вернее других способов служит стабильности и нерушимости бизнеса.

Поев разогретую пасту с куриной грудкой, Виктор достал миску, которой никогда не пользовался, и, положив в нее кусок еще теплого мяса, пошел выманивать кота. Кот выманился довольно легко. Почувствовав теплый аромат куриной грудки, максимально вытянув свою худую шею, усатый нелегал показался из-под кровати.

– Ешь, бедолага, – с улыбкой сказал Виктор и отошел, чтобы не мешать благородной трапезе.

Вернувшись на кухню, мужчина включил ноутбук и начал искать телефоны приютов для домашних животных. Как назло, все они уже были закрыты и на телефоны не отвечали. На одном из сайтов Виктор обнаружил электронный адрес приюта и сразу же туда написал, общими словами обрисовав ситуацию. Попросив с ним связаться как можно скорее, он оставил свой контактный телефон. Сытый кот тем временем, обогретый и слегка утоливший голод, уже осваивался в квартире. Осторожно ступая и практически не отрывая носа от паркета, он исследовал территорию, искоса поглядывая на хозяина квартиры.

– Ты что это задумал! – закричал Виктор, видя, что кот совершенно бессовестным образом присаживается и собирается оставить след о своем присутствии в этот доме.

Мужчина подлетел к наглецу и буквально закинул его в ванную, где кот от ужаса и все затмевающего зова природы сделал свое мокрое дело.

– Да, дружок, так дело не пойдет, – задумчиво глядя на трясущегося питомца, проговорил Виктор.

Он снова включил ноутбук и почти сразу нашел круглосуточный хозяйственный магазин с доставкой. Оказалось, что кошачий корм, туалет и шампунь могут привезти быстрее, чем пиццу.

Вымыв сопротивляющегося кота, накормив его чем-то из пакетика с рекламой счастливой кошки, Виктор усадил кота на лоток и дождался, пока тот не отметится в правильном месте. Несмотря на заботу и внимание, которое он уделил животному, оставлять себе кота мужчина не собирался. Он проверил почту и обнаружил сообщение из приюта с контактами волонтера, который должен помочь с брошенным животным.

Виктор немедленно написал сообщение волонтеру Алисе Семеновой:

«Здравствуйте, я нашел бездомного кота. В приюте мне дали ваши контакты и сообщили, что вы можете подсказать, как действовать дальше».

Ответное сообщение от Алисы пришло почти сразу:

«Любите, ухаживайте, и он принесет вам счастье».

– Чего? – вслух удивился Виктор и написал следующее:

«Моя работа не предполагает частого пребывания дома. К тому же в мои ближайшие планы не входило заведение домашних питомцев».

В окошке мессенджера отразилось, что на том конце составляют сообщение. А потом этот процесс прекратился, но текст так и не появился. Через несколько минут ожидания Виктор написал снова:

Я не могу оставить кота дома, у меня дорогая мебель. Если в ближайшее время не решится вопрос, мне придется вернуть его туда, откуда я его забрал. На улице сейчас тепло, кот сыт, а у меня хватает дел, чтобы еще возиться с бездомным животным».

В комнате на заряднике загудел телефон. Виктор взял трубку и услышал рассерженный, но приятный женский голос:

– Мы в ответе за тех, кого приручили!

– Я никого не приручал, – не согласился Виктор. – Это, я так понимаю, Алиса.

– Да. Послушайте, животное – это счастье в вашем доме. Спасенная душа. Она изменит вашу жизнь, принесет радость.

– Мне ничего такого не надо, – не согласился Мужчина. – Я вполне доволен своей жизнью и без облезлого кота.

– Он облезлый? – тут же по-деловому уточнила Алиса. – Есть травма, лишай, ожоги?

– Вроде нет, – задумался Виктор, разглядывая пушистого возмутителя спокойствия, который беззастенчиво вылизывался в коридоре. – Это я фигурально про облезлого. Вообще-то он вполне прилично выглядит для бездомного. Может, он от кого-то сбежал?

– А где вы его нашли? – спросила Алиса.

– В подъезде, возле своей двери.

– Так, может, и проблемы никакой нет. Попробуйте обойти соседей, наверняка у кого-то пропал любимец.

– Кхм, – задумался Виктор, который представил себе, как будет с найденышем стучаться в депутатские квартиры. – Легко сказать, – произнес он. – Но, возможно, вы правы. Я вам перезвоню.

– Буду ждать. Только не бросайте его на улице, в неволе животные гибнут очень быстро.

– Ясно. До связи.

Угораздило же ему жить в таком доме. Когда его знакомый из строительной фирмы посоветовал вложиться в покупку жилья, которое строится в экологически чистом районе на берегу реки, почему-то не упомянул, что квартиры себе присмотрели и чиновники местной администрации. Виктор тогда уже хорошо зарабатывал, открывая по области точки маркетплейсов, и просто искал, куда инвестировать деньги. Но готовая квартира ему так понравилась, что он решил тут же переехать в нее. Уж очень красивый вид был на реку, и парк в минуте ходьбы тоже впечатлял. Все эти машины, толпы людей под окнами прошлой квартиры сильно удручали Виктора. Не то чтобы он был отшельником, но любил уединение и покой, а больше всего ценил порядок и стабильность. Только вот в личном у Виктора не клеилось. Девушки, которые не принимали его образ жизни, быстро сами сбегали, а те, которые подстраивались, скоро для Виктора теряли привлекательность. Так он и жил один, не то чтобы счастливо, но спокойно. Пока не появился кот.

– Здравствуйте, это ваш сосед из восьмой, – почти прокричал Виктор сквозь металлическую дверь. На сердобольную соседку нападала глухота, когда не надо было следить за лестничной клеткой.

– Чего тебе? – из-за двери выкрикнула женщина.

– Я кота возле своей двери нашел. Не ваш?

– Выкинь его из подъезда, пока блох не расплодил и не обоссал все вокруг. Развели животных, никакого порядка. Я буду жаловаться в управляющую компанию!

– Понятно, – Виктор не стал дослушивать вопли и пошел дальше. Он уже предчувствовал, что его ожидает в остальных шести квартирах.

Но, к своему удивлению, ошибся. Соседи, с которыми он почти не виделся, легко узнавали его и открывали двери. Более того, они довольно дружелюбно общались, пытаясь помочь. И вот на первом этаже он обнаружил источник своих вечерних проблем. Квартиру открыла женщина и сразу отшатнулась.

– Боже, опять эта кошка!

– Это кот, – удивлено сказал Виктор.

– Да какая разница, – закрывая лицо рукой, проговорила женщина, – я в прошлый раз чуть не задохнулась от аллергии. Пришлось клининговую компанию вызывать, чтобы все вычистили.

– Мама! Матроскин вернулся! – воскликнула появившаяся в дверях девочка.

– Как вернулся, так и уйдет, если ты смерти моей не хочешь, – строго сказал женщина и, протирая глаза, ушла в глубину квартиры.

 

– А я думала, он в парк побежал, – сказала девочка, гладя кота. – А где вы его нашли?

– Сидел возле моей двери, – ответил Виктор, который все уже понял.

Ребенок принес домой кошку, а у мамы случилась аллергия, из-за чего питомца пришлось в срочном порядке возвращать на природу.

– А вы его возьмете? – с надеждой в голосе спросила девочка.

– Нет, – неловко переминаясь, ответил Виктор. – У меня нет условий и есть работа.

– Но у вас же нет аллергии?

– Очевидно, нет, – глядя на Матроскина, сказал мужчина. – Но взять его не могу.

– Тоже отнесете его на улицу, – грустно резюмировала девочка. – Так жалко, посмотрите, какой он ласковый. И умный. Он всего одну лужу у нас сделал, но потом ходил только на газеты, которые я постелила. А потом мама с работы пришла…

– Ясно. Но я не хотел его оставлять на улице. Я связался с приютом, там должны о нем позаботиться.

– Правда? – в глазах девочки разгорелся огонек. – А можно его будет там навещать?

– Не знаю, – пожал плечами Виктор. – Наверное. Если твоя мама не будет против.

– Не будет, – обрадовать девочка. – Мама любит животных, у нас дома и рыбки, и попугайчики есть. У нее только на шерстяных аллергия.

– Ладно, – сказал Виктор, собираясь вернуться к себе в квартиру, – пойду дальше общаться с приютом.

– А можно я к вам зайду узнать, в какой приют его взяли? – спросила девочка.

– Да, конечно.

– Я тогда зайду, дядя Витя.

– Кхм. Можно просто Виктор, – смутился мужчина от «дяди».

– А я Маша.

– Ну, пока, Маша, – сказал Виктор и пошел к себе.

Такой яркий экспириенс, как общение со всеми соседями за один вечер, ему еще надо было пережить. Впрочем, кроме соседки КГБэшницы, опыт оказался, скорее, приятным. И хоть вопрос он не помог решить, весьма разнообразил обычный день. Улыбаясь, Виктор с временным гостем нырнул обратно в свою пещеру.

В квартире кот Матроскин, как только его отпустили, по-деловому прошествовал на кухню и уже оттуда настойчиво мявкнул еды.

– Совсем обнаглел, – констатировал Виктор, но сжалился и выдавил из фиолетового пакетика кусочки не пойми чего в уже кошачью миску. Кот Матроскин с жадностью накинулся на коричневую массу, превратив «не пойми чего» в просто ничего.

– Что? – удивился Виктор, глядя в голодные глаза кота. – Еще?

Кот утвердительно потерся о штанину, заслужив еще порцию. Выделив Матроскину новый паек, Виктор взял в руки телефон и снова набрал номер волонтера.

– Алиса? Это Виктор, который с котом. В общем, нет у него хозяев, обычный уличный кот.

– И оставить вы его не хотите? – скорее утвердительно произнесла Алиса.

– Нет.

– Хорошо. Но вам нужно будет провести с ним еще какое-то время. Вам надо будет его привить и подождать, пока иммунитет не закрепится. Иначе в приюте он быстро погибнет от какой-нибудь болячки.

– Послушайте, – разозлился Виктор, – мне совершенно некогда этим заниматься. У меня бизнес, который не будет ждать, пока я няньчусь с Матроскиным.

– О, вы ему уже имя дали?

– Не я, да и не важно кто. Важно, что мне абсолютно некогда этим заниматься.

– Хорошо-хорошо, – быстро заговорила Алиса. – Я сама его отвезу к ветеринару. Но после он должен будет пожить немного у вас.

– С чего это? Я совсем не хочу, чтобы он мне тут все изодрал и обсыпал шерстью. Вы волонтер, вот вы и занимайтесь этим. Пусть он у вас поживет.

– У меня нельзя. У меня уже пес на передержке. И хоть он достаточно тихий, но это ротвейлер, который, думается мне, пока бегал брошенный хозяевами по улице, такими вот котятами и питался.

– Ужас какой! И вы не боитесь брать к себе таких собак?

– Не очень. Даже самые лютые из них часто просто несчастные брошенки, которые за тепло, еду и ласку готовы любить кого угодно.

– Вы хороший человек.

– Это правда. Поэтому завтра утром я заберу вашего Матроскина и отвезу в ветеринарку. Напишите мне адрес.

Виктор вбил свой адрес в сообщение и отправил Алисе. Пора была ложиться спать. Он никогда не ночевал дома с животными, поэтому не знал, как себя вести. Решив, что коту главное еда, Виктор запер Матроскина на кухне, предварительно бросив ему плед. Но кот оставаться в одиночестве не захотел. Едва Виктор прикрыл глаза, как мелкий захватчик начал выводить свои рулады и царапать дорогую дверь.

– Чтоб тебя, – не выдержал Виктор и выпустил заточенца.

Кот тут же радостно забрался на кресло в комнате и там, уткнувшись серым лбом в обитую мягкой тканью спинку, сразу же уснул.

– Все-таки какой нахал, – проворчал Виктор и наконец спокойно лег спать.

Проснулся он от звонка в дверь, быстро вскочил с кроватью и побежал открывать, тут же наступив на развалившегося на полу кота, который в ответ на такое неуважение впился зубами в лодыжку Виктора.

– Ай, – одергивая ногу, крикнул хозяин квартиры и проковылял к двери.

Алиса оказалась очень миловидной девушкой невысокого роста, скуластая шатенка с серыми глазами.

– Виктор? – уточнила Алиса, видя, что мужчина, разглядывая ее, совсем забыл поздороваться.

– А, – опомнился мужчина. – Да. Алиса, проходите. Вот он, этот неприятный тип гражданской наружности, на полу валяется и кусает все подряд.

Алиса взяла кота на руки и с жалостью посмотрела на Виктора.

– До крови? – спросила она.

– Нет, только больно придавил зубами.

– Вот и славно, – улыбнулась Алиса. – Значит, обойдемся без уколов.

– Каких уколов?

– От бешенства, конечно, каких еще.

– Еще не хватало.

– Ну, мы пошли. После ветклиники еще забежим в приют, а заодно сделаем пару фотографий Матроскина. Будем искать хозяина, который не угрожает нас выкинуть на улицу, – Алиса лучезарно улыбнулась и вместе с котом покинула квартиру.

Виктор закрыл дверь и посмотрел на себя в зеркало. С этой работой он совсем перестал следить за собой. Заросшие брови, недельная щетина, волосы, наползающие на уши. Неандерталец, да и только. Тут, конечно, еще дело и в отсутствии личной жизни, а вернее, объекта, ради которого стоило бы подходить к зеркалу чаще. Так-то он был вполне ничего: правильное сильное лицо, широкие плечи, высокий рост, и почти совсем не видно едва проклевывающегося живота, который послушно прятался, при должном усилии мышц.

– Нда, – констатировал Виктор, – пора собой заняться.

Не откладывая в долгий ящик намерения, он собрался, отыскал годовую карту фитнесс-центра, которой уже несколько месяцев не пользовался, и пошел превращаться обратно в Homo Sapiens. Работа на сегодня подождет.

Не сказать, что час на тренажерах и посещение парикмахерской прям уж сразу сделали из Виктора человека, но за это утро он определенно немного подтянулся по эволюционной лестнице. В отличном расположении духа он поднялся на свой этаж и увидел Алису с котом на руках.

– Мы быстро, – пояснила Алиса. – Прививку нам сделали, в приюте нас неохотно, но ждут, фото на сайтах я размещу дома.

– И что теперь?

– Если впустите, расскажу, – сказала Алиса. – А то ваша соседка уже глазок стерла на меня смотреть.

– Да, конечно, – засуетился Виктор, оглянувшись на дверь красноволосой чекистки. Он открыл дверь и пропустил в квартиру девушку, которая, проходя вплотную мимо него, едва заметно повела носом и улыбнулась.

– Ходили в салон?

– Да, – проходя в квартиру, отмахнулся Виктор, – планировал сегодня, не думал, что с котами буду возиться.

– Нам с Матроскиным очень нравится ваша прическа.

– Рад за вас с Матроскиным, – совсем стушевался Виктор.

– Чаем напоите вашу кошачью няню? – спросила Алиса.

– Да, проходите на кухню, – сказал Виктор, помогая девушке снять куртку. – Только у меня к чаю ничего кроме сухарей нет.

– Это ничего. Ползернышка в день, и я совершенно наемся.

– Могу заказать пиццу.

– Фу, нет, – сморщила носик Алиса. – Вы видели, кто и как там ее готовит? А в каких условиях? Никогда не ешьте еду невидимых поваров, она вас погубит.

– Да я, собственно, питаюсь магазинной, только разогреваю.

– Вот, – подняла палец Алиса, словно питание магазинной едой должно было что-то объяснить.

Сухари были засохшими, а вот чай – свежезаваренный, вкусный.

Алиса замачивала каменные сухари в большой чашке, Виктор пил без сахара.

– Так сколько еще кот должен у меня провести? – спросил он, чтобы поддержать разговор. – Пару дней?

– Не-ет, – ответила Алиса. – Надо, чтобы нормально был сформирован иммунитет. Месяц как минимум.

– Что?!

– А чего вы хотели? Взялся за гуш, не говори, что не дюж.

– Ни за какой гуш я не брался! – вспыхнул Виктор. – Я вообще уже потерял много времени с этим котом. У меня работа, поставщики, заказчики, сроки. Я не могу так надолго выбиваться из графика.

– Чего вы кричите, – спокойно сказала Алиса. – Это же кот, а не собака или енот. Коты вполне самостоятельно спят дома целый день без хозяев. Утром покормили, вечером покормили, сменили лоток, и все. Животное чистое, теперь уже привитое, доброе и ласковое. Вам еще не захочется с ним расставаться.

– Сомневаюсь, – стараясь погасить раздражение, уже тише произнес Виктор. – У меня тут, между прочим, дорогая мебель, ковры, кресла. Он же все будет драть.

– Купите когтеточку. Послушайте, это правда совсем несложно. Немного внимания питомцу, и он будет как шелковый. Погладили, поиграли с бантиком, полежали вместе за просмотром «Ведьмака», и никаких проблем с поведением. Тем более что характер у Матроскина добрый, податливый.

– Я не смотрю сериалы и не хочу ни во что играть с котом. Может, вы все-таки к себе его заберете? Вот правда, со мной ему будет плохо. Я устаю после работы, мне не до чего. Не то что кота, я себя иногда забываю кормить.

– Еще бы, с такими-то разносолами дома, – усмехнулась Алиса.

– Это мое дело, – холодно заметил Виктор.

– Не обижайтесь. Хотите я буду приходить с ним возиться? Правда, мне совсем не сложно. На часик буду забегать: почесать, поиграть, и вам совсем ничего не придется делать.

– Заманчиво, – подумав, сказал Виктор.

– Только я не могу в строго определенное время. У меня тоже работа и Рекс, который совсем не выносит одиночества и громко лает, когда меня нет.

– И что делать?

– Дайте мне на время ключи, и я буду забегать, когда будет получаться. Не волнуйтесь, – заметив испуг в глазах Виктора, – я не собираюсь вас обворовывать и устраивать вечеринок. Вот, – она сходила в прихожую и вернулась с красной книжечкой. – Мой паспорт. Сделайте фото, и в случае чего можно натравить на меня полицию.

– Хорошо, – не стал сопротивляться Виктор, забирая документ. – Совсем новый?

– Недавно меняла, – ответила Алиса. – Захотела вернуться к девичьей фамилии.

– Развелись?

– А это уже, простите, не ваше дело.

– Да, извините, действительно не мое. Я на секунду отойду, сделаю фото.

Виктор ушел, а затем вернулся с паспортом Алисы и вторым комплектом ключей. Алиса забрала все, затем помыла кружку и, попрощавшись, покинула квартиру.

– Вот так и становятся жертвами мошенниц на доверии, – проговорил Виктор и пошел собираться на работу. Терять половину дня он не хотел.

Работать совершенно не хотелось. Сотрудники на точках казались балбесами, документы – китайской грамотой, а дорога муторным бесконечно грязным туннелем. Обычно такое состояние у Виктора говорило об усталости. Он не мог себе позволить долгий отпуск, да и не любил он поездки, в которых больше нервничал, чем отдыхал. А дом часто был продолжением работы, где анализировались планы, выстраивались новые стратегические таблицы в эксель и создавался длиннющие список дел «на завтра». Без настроения он зашел в подъезд, но почти тут же был атакован соседской девчонкой.

– Здравствуйте! – аж подпрыгивая от чувств, выкрикнула Маша. Похоже было, что она давно сидела в засаде и еле дождалась Виктора.

– Привет, – ответил он.

– Вы обещали про Матроскина рассказать. Устроили его в приют?

– Пока нет, – улыбаясь, как улыбаются детям, ответил Виктор. – Его надо какое-то время подержать дома, пока прививки не подействуют.

– Так он все еще у вас! – воскликнула Маша.

– У меня.

– А можно я к нему в гости приду? То есть… к вам?

– Даже не знаю, – задумался Виктор. – Надо обсудить это с твоими родителями.

– Мам! – завопила девочка во все горло. – Я поднимусь к дяде Вите, с Матроскиным поиграться.

– Не долго, – так же криком ответила Машина мама. – Дяде Вите после работы только с тобой возиться.

– Ура, – обрадовалась Маша и посмотрела на Виктора. – Пошли?

– Пошли, – обреченно выдохнув, согласился дядя Витя.

Чем выше они поднимались, тем вкуснее пахло в подъезде.

 

– Блины кто-то готовит, – прокомментировала Маша, поднимаясь первой.

– Похоже, – согласился Виктор.

Пока поднимались, Маша, как гончая, водила носом от двери к двери, пытаясь вычислить источник запаха. Так они дошли до четвертого этажа.

– Похоже, это у вас, – удивленно сказала Маша, без спросу распахивая дверь квартиры.

Виктор замер в оцепенении: столько неправильного произошло в один момент, что он просто растерялся. Но после того как услышал радостный Машин голос, подтверждающий обнаружение кота, решил, что пора бы уже провести рекогносцировку.

Прихожая была так расположена, что открывала панорамный обзор квартиры. Пребывая среди приятного густого запаха печеных блинов, Виктор увидел девочку, которая бегала из комнаты в комнату, дразня кота веревочкой с привязанной на конце бумажкой, и Алису, которая, стоя возле кухонного стола, водила вилкой с кусочком сливочного масла по верхнему в стопке блину, мурлыкая себе под нос какую-то мелодию. Внутренний протест Виктора погас, и на его смену пришло другое чувство, которое он доселе в себе не подозревал. Ему было хорошо, радостно. На секунду появилась мысль, что он бы с удовольствием вот так бы всегда возвращался домой. К вкусным запахам, детскому смеху, шуму на кухне.

– Чего застыли? – улыбнулась Алиса, заметив Виктора. – Проходите. Все уже готово.

Ничего не говоря, Виктор снял куртку и прошел в ванную, где помыл руки. Разобраться в собственных мыслях ему было непросто. Он вытер руки полотенцем и прошел на кухню.

– Будете ругаться? – вглядываясь в мужчину, спросила Алиса.

– Почему?

– Ну, я без спроса здесь хозяйничаю.

– Это да, – оглядывая ожившую кухню, согласился Виктор. – Но против блинов я ничего не имею. Подкупаете меня?

– В смысле? – не поняла девушка.

– Ну, чтобы я от кота не отказался.

– Еще чего, – возмутилась Алиса. – Блины – это акт творчества. Ими не подкупают. Просто невозможно смотреть на ваши унылые полуфабрикаты в морозилке. А про кота, кажется, мы уже договорись. К слову, – она выглянула в коридор, – похоже, у меня появилась помощница, которая вполне справляется с потребностью котика в подвижных играх.

– Похоже на то, – согласился Виктор.

– Тогда моя миссия на сегодня закончена, – отряхиваясь, сказала Алиса. – Побегу к Рексу.

– Может, останетесь? – предложил Виктор. – Хоть чаю попьете.

– Спасибо, – ответила девушка, – я уже. К тому же, мне правда пора. Рексу, кажется, нашли хозяев, и они обещались сегодня зайти, познакомиться.

– Не жалко вам будет с ним расставаться?

– И да, и нет, – пожала плечами Алиса. – Мы с ним, конечно, уже немного подружились, но ротвейлерам нужна площадь, а у меня однушка. Больно смотреть, как собака страдает.

Алиса покинула квартиру, а Виктор, больше не сдерживая себя, накинулся на лакомство, поделившись, конечно, с Машей, которую, кажется, больше интересовал Матроскин, чем какие-то там блины. Наигравшись с котом, где-то через час девочка тоже покинула квартиру. И Виктор вдруг почувствовал, какая оглушительная тишина навалилась на него. Он прошел в зал, плюхнулся на диван и включил какой-то развлекательный канал. Искусственный смех, глупые шутки не поднимали настроения, а даже, наверное, наоборот. Он переключил на фильм, который оказался семейным ромкомом, и на нем остановился. Неожиданно появился кот, он осторожно поставил Виктору лапу на колени, а затем, не увидев сопротивления от человека, полностью забрался на ноги и лег. Виктор положил на него руку, и кот тихонько замурчал. Все-таки это был неплохой вечер.

Следующие несколько дней в жизни Виктора были ни на что не похожи. Обычно в его простом, чистом, холостяцком уюте не присутствовало столько жизни. Спокойствию и стерильной тишине пришел конец. Виктор просыпался не как обычно под звуки моря, которые создавал дорогой будильник, мягко наполняющий комнату теплым светом, а под настойчивое мяуканье, и это если еще повезет. Все чаще его будили силой: настойчивыми потаптываниями лапами по груди, покусами за вылезшие из-под одеяла пальцы ног, откровенными боданиями в голову. И даже когда мужчина просыпался сам, он неизменно натыкался то на хвост, то лапы, а то и на – и это самое жуткое – немигающий сосредоточенный взгляд. Однажды он и вовсе проснулся, задыхаясь, когда кот решил расположиться прямо на его лице. Отплевываясь от шерсти, Виктор решил проучить кота и запер на балконе. Но Матроскин начал так истошно орать, что, испугавшись соседей, мужчина впустил его обратно в квартиру.

Алиса тоже стала спутником этих дней. И не то чтобы Виктор был очень против, девушка ему нравилась, но он никак не мог привыкнуть к ее манере появляться у него дома в самое разное время. Она могли прийти утром, когда он еще толком не проснулся и в помятом виде курсировал возле санузлов. Она могла прийти поздно вечером, когда Виктор начинал клевать носом над какой-нибудь книгой. А сколько раз она приходила, когда его не было, он даже не догадывался, только находил различные артефакты присутствия, вроде переставленной посуды или перевешанных полотенец. У него уже начало появляться ощущение, что он живет не один, так явно стало присутствие Алисы в его жизни. Обиднее всего, что он никогда не был готов к ее появлению. А так хотелось собраться, выглядеть хорошо и мужественно и, чем черт не шутит, пригласить ее куда-нибудь на ужин. Но эта мысль еще не до конца созрела в его голове, слишком он был привычен к своей свободной, одинокой жизни, которой в последнее время мешали коты, девушки-волонтеры, да еще и соседская девчонка, совершенно прописавшаяся в его в квартире по выходным.

Виктор ждал момента, когда все это кончится, но одновременно и боялся этого. Тишину он любил, но оказалось, что в шуме и заботах тоже может быть хорошо. Возможно, еще и поэтому он согласился на просьбу Алисы помочь с транспортировкой Рекса. Собаку надо было отвезти в не самый дальний район области, а транспорт найти для такой большой зверюги оказалось проблематично. Алиса посмотрела на Виктора щенячьими глазами, и он согласился.

Миссию назначили на утро субботы. Виктор заехал за Алисой в восемь утра, попутно успев оценить квартиру волонтерши. Ему представлялось ее жилище смесью питомника и зоопарка, где всюду разбросаны охапки сена, по стенам висят когтеточки и ошметки ковров. Но квартира оказалось очень ухоженной и светлой. И пусть она не была такой же просторной как у него, правильные дизайнерские решения делали ее уютной. Рекс, к радости Виктора, уже был экипирован в ошейник и намордник и ждал путешествия.

– Я вам так благодарна, что согласились, – в который раз произнесла Алиса. – Никто не хотел везти нас туда.

– Да перестаньте, у нас же баш на баш. Вы мне помогаете с животным, я вам. К слову, мы практически дружим, а все на вы да вы. Давайте сократим дистанцию?

– Легко, – согласилась Алиса. – Можно тебя попросить не сажать Рекса в багажник? Он и так напуган переездом. Ты не волнуйся, я коврик возьму и постелю ему под лапы.

– Без проблем, – согласился Виктор. – Главное, чтобы он не мешал везти машину.

– Я сзади с ним сяду. Рекс будет полностью под моим контролем.

– Что же, – сказал Виктор с сомнением, сравнив хрупкую фигуру Алисы с массивным торсом ротвейлера, – значит, нам нечего опасаться. Пойдем?

Опасаться действительно было нечего. Собака вела себя тихо, спокойно, всю дорогу лежала на заднем сиденье рядом с Алисой, которая поглаживала пса по широкой голове. Добрались без приключений. Дом, куда привезли собаку, был не самым большим, но хозяин понравился Виктору. Мужчина, как потом рассказала Алиса, бывший военный, вдовец, дети разъехались по городам, а старый и верный друг – немецкая овчарка – недавно преставился. Он сразу подошел к собаке, потрепал ее по холке, снял намордник, погладил. Ротвейлер тоже как будто расслабился. Как-то легко дал себя потискать, заискивающе опустил голову, вильнул обрубком и прижался к ноге мужчины. Мой хозяин. Сватовство удалось. И Алиса, прежде напряженная, заулыбалась.

Обратно ехали в хорошем настроении.

– Как же это приятно, когда потеряшка находит себе дом, – сказала Алиса.

– Действительно, здорово, – согласился Виктор.

– Кстати, я теперь могу забрать Матроскина к себе, квартира освободилась.

– Хорошо, – после паузы сказал мужчина.

Кто бы мог подумать, что он еще начнет сомневаться по этому вопросу. Он ведь мечтал все последние дни избавиться от кота. Но вот он посмотрел на счастливое воссоединение двух одиночеств, которому активно поспособствовал, и стал задумываться о своем положении. У этого счастливчика с новым другом Рексом хотя бы была насыщенная жизнь, семья, дети, которые наверняка и сейчас нет-нет да навещают своего старика. А что есть у него? Чувство безопасности, спокойствие и порядок, тоска. Заглянув чуть глубже, Виктор понял, что и дело-то, в общем, совсем не в коте.